Статья

Андрей Шалеников: Нарушители должны ощущать неотвратимость наказания

Безопасность Интеграция Стратегия безопасности Техническая защита Пользователю
мобильная версия

Уровень пиратства в России растет катастрофическими темпами. По отчетам аналитиков, в 2012 году расходы российских компаний на урегулирование отношений с правообладателями в связи с незаконным использованием ПО выросли в 4 раза. Увеличивается и доля контрафактного оборудования. Перед вендором остро встает вопрос защиты интеллектуальной собственности. О том, с какими проблемами может столкнуться компания, как выглядит ситуация в области правозащиты на сегодняшний день и в чем секрет успеха, CNews рассказал Андрей Шалеников, директор департамента по управлению рисками компании Xerox Евразия.

CNews: Вы связываете это со вступлением России в ВТО или нет? Или это процесс, который шел давно, но просто сейчас форсируется?

Андрей Шалеников: Этот процесс начался, когда Россия готовилась к вступлению в ВТО. Так, например, одно из базовых соглашений между ВТО и Россией касается торговых аспектов прав интеллектуальной собственности. Это соглашение регулирует, в частности, требования к выдаче и защите патентов, в том числе компьютерных программ и прочего. В рамках выполнения обязательств перед ВТО Россия, безусловно, предприняла существенные меры по улучшению национального законодательства, в котором есть очевидные пробелы, недоработки в гражданском кодексе, а еще раньше в таможенном кодексе. Сейчас, например, внесены существенные поправки в четвертую часть Гражданского кодекса России, касающуюся защиты интеллектуальной собственности. Кроме этого, планируется создание специализированного арбитражного суда по разрешению споров, связанных с защитой интеллектуальной собственности, - соответствующие поправки в законы были подписаны президентом. Мы надеемся, что весной 2013 года этот суд начнет свою работу. Безусловно, мы надеемся на проведение мероприятий контролирующих структур по перекрытию каналов производства и реализации контрафактной продукции. Эта проблема касается Xerox напрямую, потому что контрафактные расходные материалы составляют определенную часть скрытого рынка, заметно присутствие контрафактных товаров в поставках по конкурсам.

CNews: Вы считаете, что практика нового правоприменения, о которой вы только что говорили, поддержка государством инноваторов в аспектах защиты патентов и тому подобные действия, - весь этот комплекс мер будет иметь действие?

Андрей Шалеников: Я думаю, что именно комплексный подход к проблеме может способствовать существенному изменению ситуации.


Андрей Шалеников: Пока крайне мало дел по интернет-пиратству – основной проблеме сегодняшнего дня

Если говорить о ключевых проблемах в России, то, например, наметилась существенная тенденция к снижению числа выявлений правонарушений при фактическом развале административной практики, например, органов внутренних дел, которые должны обеспечивать правовой режим в этой области. Ключевые подразделения органов правопорядка на определенном историческом этапе исчезли, и эти задачи никто не выполняет. Органы власти, обладающие контрольными функциями, фактически не используют имеющиеся на сегодняшний момент полномочия, например, в отношении "недобросовестной конкуренции" в силу отсутствия приоритетов политики и четких ориентиров в обсуждаемой проблематике. Ответственность юридических лиц и предпринимателей за нарушения исключительных прав не используется, а нацеленность на декриминализацию УК может свести на нет все усилия последних лет со стороны государства, общества и правообладателей.

Однако сейчас появились признаки движения в желаемом нами направлении, а именно повышения внимания к проблематике защиты прав на интеллектуальную собственность. Недавно в России проходил международный форум "Антиконтрафакт-2012". Это первое мероприятие подобного рода, в котором участвовали крупные российские и зарубежные производители, ИТ-компании, инноваторы. Мы чувствуем, что проблематика доведена до определенных государственных структур, и они начинают обращать на нее внимание и пользоваться механизмами, заложенными в законодательстве ранее и разрабатывать новые. Но эффективность этих методов еще нужно будет понять на практике, потому что возникает вопрос: что будет с полномочиями как самих государственных органов в этой достаточно чувствительной области, так и, например, негосударственных экспертов, которые привлекаются самими вендорами, производителями, правообладателями в различных спорных ситуациях? Если вы спросите, где именно концентрируется основная доля нарушений, то мы однозначно скажем, что это сфера интернета. Пока крайне мало дел по интернет-пиратству – основной проблеме сегодняшнего дня. Это область, которая фактически не охвачена какими-то механизмами контроля правонарушений.

CNews: То есть там царит анархия?

Андрей Шалеников: Полнейшая анархия: в России очень мало дел по интернет-пиратству, и это основная проблема сегодняшнего дня.

Мы стараемся реагировать на выявляемые нарушения в интернет-пространстве: инициативно высылаем претензии-предупреждения компаниям- нарушителям, добиваемся приостановки их активности, нарушающей права правообладателя. В том случае, если нарушения происходят неосознанно, 80% наших обращений по приостановке нарушающих практик встречают ответную готовность скорректировать собственную активность.


Андрей Шалеников: Практики и приоритеты правоохранительных структур только начинают включать в себя вопросы защиты ИС

Как я упоминал, практики и приоритеты правоохранительных структур только начинают включать в себя вопросы защиты ИС. Надеемся, что со временем эта область правонарушений войдет в число приоритетов контролирующих структур.

Некоторая практика нарушителей, используемая у нас в стране, невозможна на Западе. Так, например, вопросами выявления нарушений и доказательств, казалось бы, очевидного ущерба от деятельности правонарушителей вендоры должны заниматься самостоятельно. На процесс установления, как я уже говорил, казалось бы, очевидного ущерба от деятельности нарушителей влияет также отсутствие каких-либо внятных рекомендаций или алгоритмов со стороны правоохранительных и контролирующих структур. Существенное влияние на снижение важности тематики соблюдения прав на ИС для правоохранительных структур сыграла их реструктуризация, но это – вопрос отдельного обсуждения, и не только с представителями правообладателей, но и с профессионалами из самих правоохранительных структур. Безнаказанность, как известно, порождает вседозволенность.

CNews: Xerox поддерживают другие компании на рынке? Вы как-то заявляете об этой поддержке открыто? Или вы все-таки предпочитаете вести самостоятельно, параллельными курсами с другими игроками рынка?

Андрей Шалеников: Безусловно, мы взаимодействуем с другими компаниями и движемся параллельными курсами. Нарушения зачастую касаются нескольких вендоров одновременно, например, нарушения с поставками техники и расходных материалов на территорию Таможенного союза и конечным потребителям. В таких случаях мы, безусловно, взаимодействуем. Если говорить о каких-то альянсах, то мы довольны плодами нашего участия в специализированных ассоциациях: нам удается доносить наши идеи и те вопросы, которые вызывают озабоченность, в том числе до государственных структур. Это нормальная практика, которая в России сейчас развивается: к бизнес-сообществу начали прислушиваться.

CNews: Вы говорили о том, что можно свести до фонового уровня все инциденты, связанные с пиратством. Как вы оцениваете, сколько должно пройти времени при благоприятном положении вещей, чтобы это случилось? Какие должны быть усилия, чтобы сместиться с этого "зашкаливающего" уровня на приемлемый?

Андрей Шалеников: Безусловно, государственным органам без помощи правообладателей сейчас тяжело выполнять те обязательства, которые они должны обеспечить, в том числе и на фоне вступления в ВТО. Поэтому существенную часть усилий мы должны предпринимать сами. Насколько эффективно компании либо их представительства это делают, покажет время.

Я бы разделил проблематику защиты прав интеллектуальной собственности на несколько направлений. С одной стороны, это вопросы, связанные с нарушением непосредственных патентов, и незаконное использование товарного знака. С другой стороны, это вопросы, связанные с нарушениями прав правообладателей в интернет-пространстве. С третьей стороны, это вопросы, связанные с незаконным ввозом продукции, не предназначенной для продажи на территории нашей страны.